Ярославский религиоведческий
информационно-консультационный центр

во имя святителя Димитрия Ростовского
Центр осуществляет свою деятельность
по благословению Митрополита
Ярославского и Ростовского Пантелеймона

Телефон:(4852)68-06-62

E-mail:

Прием ведется по адресу:
ул.Кооперативная, 2

Сегодня

Баяны киргизских исламистов все громче звучат в России

Идеи «Таблиг-и джамаат» распространяются в нашей стране при попустительстве Бишкека

В Бабушкинский суд Москвы поступило уголовное дело на арестованных в 2016 году восьмерых членов запрещенной в РФ исламистской организации «Таблиг-и джамаат» (далее «Таблиг» или ТД). Трое фигурантов – Газыбек Кубатов, Каныбек Суйундук, Исламбек Кымчыбеков – граждане Киргизии. Лидер группы Шакир Кожамкулов также уроженец Киргизии, получивший недавно гражданство России. По сведениям СМИ, идеями запрещенной в РФ организации Кожамкулов проникся в 2010 году в Бишкеке. В Россию он прибыл в 2014 году, после обучения в центрах ТД в Индии. Есть информация, что адептом ТД одно время был исполнитель теракта в петербургском метро Акбаржон Джалилов, уроженец Оша. Киргизия – единственная страна в постсоветской Средней Азии, где «Таблиг-и джамаат» не запрещен.

В Москве идет суд над ячейкой «Таблиг-и джамаат», руководили которой выходцы из Киргизии. Фото агентства «Москва»

Страна – партнер России по ЕАЭС уникальна еще и тем, что таблиговцы в течение примерно 20 лет тесно инкорпорировались не только в киргизское общество, но и в политический социум и официальное мусульманское духовенство страны. Как сказал «НГР» востоковед Александр Князев, главными проводниками идей ТД в Киргизии считаются братья избранного в ноябре 2017 года президента страны Сооронбая Жээнбекова, бывшего премьера страны. «Старший брат президента Жусупбек Шарипов, ныне посол Киргизии в Украине, ранее был послом в Кувейте, Катаре, Саудовской Аравии. Через него у семьи Жээнбековых прочные связи с исламскими бизнес-кругами. Другой брат, Асылбек Жээнбеков, в 2011–2016 годах был спикером Жогорку Кенеша, парламента Киргизии. Он пролоббировал, в частности, создание в парламенте, правительстве и во всех госучреждениях, включая силовые структуры, намазкана – молитвенных комнат для мусульман. Асылбек Жээнбеков был одним из лоббистов решения властей о свободной деятельности «Таблиг-и джамаат» в Киргизии».

Эксперт пояснил, что «Таблиг» – это не столько идеологическая система сама по себе, сколько способ изложения религиозной доктрины. «То, что они осуществляют, называется «дагват» или «даваат» – проповедь, которая идет через беседы – баяны. Они ходят по учреждениям, по домам, и через эти баяны, личные контакты, убеждают мусульман в правоте той или иной идеологии. Содержание их баянов в Киргизии очень близко к идеям, которые содержатся в программе той же «Хизб ут-Тахрир» (запрещено в РФ. – «НГР»). Это очень близкая к джихадистскому толку интерпретация ислама», – говорит Князев.

Семья Жээнбековых, как семья Акбаржона Джалилова, родом из Ошской области, с юга страны. Киргизия традиционно делится экспертами на «исламистский» юг и «светский» север. Но эта устоявшаяся конструкция «дала кривизну» в июле 2017 года, когда Октябрьский районный суд Бишкека объявил вне закона «Йакын инкар» («Никто, кроме Бога») – распространившееся к 2016 году по всей Киргизии исламистское движение, создавшееся как раз первоначально на «светском» севере, в Иссык-Кульской и Нарынской областях. Суд решил, что одетые в пакистанские одежды длинноволосые инкаровцы, отказывающиеся работать в госструктурах Киргизии и не признающие законов страны, представляют угрозу безопасности Кыргызской Республики. Опасность с их стороны, по словам киргизских силовиков, заключается в проповеди полнейшего отрешения от житейских забот. Инкаровцы проповедуют, что «настоящему мусульманину» не надо работать, заботиться о семье, лечиться и т.д. Индийско-пакистанский облик и поведение запрещенных ныне в Киргизии инкаровцев мало чем отличаются от таблиговцев, остающихся по сей день на легальном положении. Собственно, «Йакын инкар» создали отколовшиеся от «материнской» организации таблиговцы.

Вместе с тем Бишкек воспринимает ТД как естественных союзников против имеющих распространение в регионе «Братьев-мусульман», «Исламского движения Узбекистана» (запрещены в РФ) и других джихадистских течений. «Два года назад властями осуществлялся анализ деятельности «Таблиг-и джамаата», на эту тему было заседание Совета обороны при президенте Кыргызстана, – рассказал «НГР» бывший в разные годы вице-президентом, премьер-министром и депутатом парламента Киргизии Феликс Кулов. – Совет обороны рассматривал деятельность таблиговцев в контексте того, как нужно реформировать религиозную политику в стране. По информации спецслужб, «Таблиг-и джамаат» экстремистской активности тогда в Киргизии не проявлял, а, наоборот, противодействовал другим радикальным течениям. По информации Государственной комиссии по делам религии, никакой угрозы стране «Таблиг-и джамаат» на тот момент не представлял. Представители муфтията Кыргызстана, с которыми я общался, говорили то же самое. Было сформировано общее мнение властей: чтобы противодействовать радикалам, давайте обопремся на «Таблиг-и джамаат». Я лично общался с обучавшимися в Индии проповедниками. Я их знал до того, как они вообще ушли в религию. Они люди простые, бесхитростные. Я увидел, что таблиговцы – люди мирного склада характера, образа мыслей и действий. Они обращены только к Богу, но при этом других не принуждают переходить в свою веру».

Однако Феликс Кулов, несмотря на все это, считает, что с ТД в Киргизии лучше проявить излишнюю бдительность, чем недосмотреть: «Два-три года назад, когда я эту тему изучал, было впечатление, что они не представляют опасности. Но это только впечатление. Такие организации потенциально опасны тем, что они, обладая крепкой внутренней дисциплиной, плохо просвечиваемой извне структурой и отработанными правилами конспирации, потом претендуют на роль государства в государстве, а в случае успеха могут вообще выступить против властей стран, где им выказали лояльное отношение. Сегодня таблиговцы Кыргызстана мирные, а завтра неизвестно, какую команду им дадут их лидеры, в какую сторону они пойдут, когда будет час икс, когда вообще этот час икс у них будет. Их руководящие центры находятся за рубежом (в Индии. – «НГР»), вне зоны действия наших спецслужб».

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин сказал «НГР»: в киргизском экспертном сообществе распространено мнение, что с ТД глубоко аффилировано Духовное управление мусульман (ДУМ) Киргизии. «Вплоть до муфтия Максата Токтомушева, которого называют бывшим амирсабом – духовным наставником таблиговской общины, – уточнил политолог. – Экспертами высвечены связи руководителей ДУМ, то, что они учились в таблиговских центрах в Индии и Пакистане. В киргизских СМИ в открытую говорят, что таблиговцы теперь стали активны во всех структурах страны, включая парламент и правительство. Конечно, стоит сделать скидку на то, что в Кыргызстане из-за бурной политической жизни развиваются методики очернения политических, деловых и прочих конкурентов. Но особая озабоченность местных экспертов именно темой ТД и то, что эта тема стала обсуждаться задолго до электоральных событий вроде избрания Жээнбекова президентом, – факт». Эксперт напомнил, что при предыдущем президенте Алмазбеке Атамбаеве Бишкек был увешан баннерами, где на одной половине были изображены киргизки в национальных одеждах, на другом – женщины в исламских покрывалах, а внизу – надпись на киргизском: «Бедный народ! Куда мы катимся?» «Но на официальном уровне никто не решается проявлять озабоченность проникновением таблиговцев или других исламистов в армию или МВД. Тема ТД включается на официальном уровне, лишь когда есть в этом очень серьезная потребность», – считает эксперт.

По словам Андрея Грозина, благодатная почва для экспансии ТД и других исламистов была заложена при первом президенте Киргизии Аскаре Акаеве. «На момент распада СССР киргизы воспринимались на уровне массового сознания узбеков, таджиков и даже туркмен как неофиты в исламе и не совсем правильные мусульмане. В Киргизии до сих пор сильные позиции тенгрианства и других доисламских культов. У киргизов в плане восприимчивости к идеям «Таблига» сработал фактор неофитства. Политическая сторона вопроса: при Акаеве Киргизия стала превращаться в регионального чемпиона по количеству иностранных НПО и НКО на душу населения. Структуры вроде «Такфир валь-Хиджра» (запрещена в РФ. – «НГР») вызывают у властей и духовенства Киргизии опасение. Но «Такфир валь-Хиджра» и тому подобные джихадистские движения вырастают как раз из «Таблига».

Андрей Грозин обратил внимание: киргизские адепты ТД предпочитают не замыкаться в комфортных для них условиях родной страны, а стремятся туда, где их организация запрещена и где они могут быть в любой момент арестованы. Прежде всего в Россию. «Наиболее питательная среда для «Таблига», как и для более агрессивных форм, – трудовые мигранты. По моей информации, таблиговцы в свое время наиболее крепко осели в Поволжье – Астраханской и Саратовской областях, Татарстане. Исламисты в первую очередь привлекают к себе мигрантов и некоренных жителей регионов России, а потом уже идет абсорбция групп из других существующих в регионе социальных слоев. «Более чем уверен: легальные в Киргизии таблиговцы заинтересованы в работе с киргизской диаспорой, давно укорененной в Москве, Питере и других российских мегаполисах. Таблиговцам выгодно иметь там адептов, которые вошли в «Таблиг» или стали сочувствующими еще в Киргизии, а в России приобрели новый статус и новые возможности, которые «Таблиг» использует с выгодой для себя», – заявил эксперт.   

Источник.

+3 0 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос
Теги: Таблиг-и джамаат, такфириты, фитна, радикалы, ислам, неохариджиты
Просмотров: 55

Мы в Youtube